Жизнь Каменного дома

Этот дом на высоком правом берегу Томи хорошо виден с берега противоположного, а ещё лучше – с нового Кузнецкого моста. Здесь с 1991 года размещается кемеровский музей-заповедник «Красная Горка». В просторечии его часто называют «домом Рутгерса», хотя это не совсем правильно. В начале XX века говорили «каменный дом» и всем было понятно, о чём идёт речь. Ведь в те времена это была единственная каменная жилая постройка во всём деревянном Щегловске.

Первый в городе

Каменное здание появилось на горе в 1916 году, оно было построено для горного инженера И.И. Федоровича, директора-распорядителя Акционерной компании кузнецких каменно­угольных копей и металлургических заводов («КОПИКУЗ»), начавшего работу на территории Кузбасса в 1912 году. Имя архитектора, создавшего его, точно неизвестно, но историки предполагают, что автором был техник Садов – начальник строительства рудника с 1914 года. Такие предположения основаны на том, что Садов придумал близкий по архитектуре дом управляющего Кольчугинским рудником (в современном Ленинске-Кузнецком).

В 1922 году всё имущество «КОПИКУЗа» передали в пользование Автономной индустриальной колонии (АИК) «Кузбасс». Здесь поселился руководитель и один из основателей АИКа голландский инженер Себальд Рутгерс, а также проживали другие специалисты из Европы и Америки. О том, какой была обстановка, можно представить из книги реального свидетеля событий тех лет Рут Эпперсон Кеннелл «Товарищ Костыль», изданной в Нью-Йорке в 1932 году.

«В Каменном доме было восемь комнат, а также ванная, мансарда и большая застеклённая веранда. Белые стены украшали расписные цветные узоры, а на потолках висели красивые люстры. Высокие окна в комнате, где им предстояло жить, были двухстворчатыми, с видом на реку. Кроме того, одну из стен занимала печь-голландка, покрытая белой изразцовой плиткой.

Новое жилище привело американского мальчика в восторг. Правда, в другие комнаты он старался не заходить, потому что там жили русские. Казалось, их тут – несметное количество, и все они только тем и заняты, что готовят еду на кухне. В тёмных и грязных коридорах стояли топчаны, веранда была чем-то вроде общежития, в ванной комнате жила какая-то семья, а сама ванна валялась во дворе, на улице. А ещё во всём доме стоял странный запах, тяжёлый и сладковатый. Запах, который будет напоминать Дэвиду о Сибири всю его жизнь.

Мать попросила мальчика сходить на кухню и принести кружку кипятка, но не прошло и минуты, как Дэвид влетел в комнату, словно его ошпарили этим самым кипятком. Оказывается, на кухне живут целые полчища маленьких коричневых насекомых. И что самое противное – они бегают там повсюду, даже по стенам».

Кемеровский историк и журналист Владимир Сухацкий, научный сотрудник музея «Красная Горка», обращает особое внимание на то, что Рут Кеннелл называет здание Каменным домом. По его мнению, это является ещё одним косвенным доказательством того, что в то время это был единственный такой дом в деревянном городе. «Поэтому я думаю, что изначально он так и назывался – Каменный, – говорит Владимир Сухацкий. – Причём не только у американцев, но, наверное, и среди местного населения».

У истоков АИКоведения

В 1926 году АИК «Кузбасс» прекратила своё существование – договор советского правительства с руководством международной колонии был расторгнут. К этому времени большинство колонистов или уже покинули СССР и вернулись на родину, или разъехались по городам Советского Союза, многие из них были впоследствии репрессированы. Здание использовалось по разным назначениям: выполняло роль гостиницы, служило кинотеатром, было административным, здесь размещался Дом техники с библиотекой. В 1961 году тут расположили детский сад, который просуществовал до середины 80-х.

В 60-х годах историю АИК «Кузбасс» начала восстанавливать приехавшая в Кемерово Евгения Антоновна Кривоше­ева, выпускница Московского историко-архивного института. Сначала она работала в архивном управлении при УВД Кемеровской области, с 1957 года стала преподавать в Кемеровском педагогическом институте (впоследствии – Кемеровский государственный университет). В 1964 году Евгения Антоновна защитила кандидатскую диссертацию о становлении промышленности в Кузбассе. Одна из глав этой научной работы посвящена деятельности Автономной индустриальной колонии «Кузбасс». Это серьёзный прорыв в исторической науке. После защиты диссертации Евгения Кривошеева трудилась доцентом и заведующей кафедрой новой и новейшей мировой истории, она подготовила немало историков нашего родного края. Помимо научных публикаций Евгения Кривошеева автор таких книг, как «С. Рутгерс – рыцарь идеи», «Загадка Эрниты», «Большой Билл в Кузбассе». Они рассказывают об основателях и участниках АИК «Кузбасс», став заметными событиями в отечественной и зарубежной историографии.

Начиная с 1984 года, в эфире областного радио регулярно выходили программы об АИК, которые Евгения Антоновна вела с Владимиром Сухацким. А последний вместе с Фёдором Кривошеевым совершил велосипедный тур в Бельгию и Голландию для установления живого общения с бывшими колонистами и их родственниками. Это привело к расширению связей кузбасских историков с носителями информации из стран Европы и США. Несмотря на свой солидный возраст – а Евгения Антоновна перешагнула девяностолетний рубеж – она активно общается с коллегами. Именно при её деятельном участии был открыт музей «Красная Горка», её вклад отмечен рядом областных наград, а также бронзовым знаком «За заслуги перед городом Кемерово», она была победительницей конкурса «Кемеровчанка года» в номинации «Бизнес и наука».

Изучить историю Рудника

Идея создания музея, посвящённого истории превращения группы сельских поселений в промышленный город, постепенно захватывала новых энтузиастов. Одним из них стал Юрий Зюзьков, почётный архитектор России, возглавивший новую исследовательскую группу в 1984 году.

– Инициатива исходила от генерального директора «Северокузбассугля» Юрия Георгиевича Мелехина, – вспоминает Юрий Сергеевич. – В 1984 году он обратился к главному архитектору города Кемерово Владимиру Дмитриевичу Полтавцеву, заслуженному архитектору РФ, и попросил собрать группу специалистов, которая бы занялась разработкой концепции истории Рудничного района, фактически положившего начало городу. Я в то время был доцентом на кафедре строительных конструкций Кузбасского политехнического института, и мы в составе пяти архитекторов – Анны Ивановны Стукач, Светланы Петровны Барсуковой, Сергея Николаевича Зыкова, конструктора Литвинова и меня – включились в эту работу. Несколько позже к нам присоединилась и Ирина Викторовна Захарова.

Изучали документы областных архивов Кемерова, Томска, Барнаула и Новосибирска. Был заключён договор в сумме 60 тысяч рублей сроком на три года, но финансирование прервалось после получения 20 тысяч. Соответственно, прекратилось и исследование. В конце 1985 года мы сдали отчёт о проделанной работе.

Предполагалось, что историческую ценность представляет не только здание, в котором сейчас находится музей. Мы изучили все пять шахт на территории района, особенно шахту «Центральная», которая ещё существовала, но уже не работала. Там были технические постройки, жилые дома аиковцев по проектам ван Лохема: прежде всего, здание школы и так называемые «дома-колбасы» голландского Де-стиля. Ну и, конечно же, дом директора «КОПИКУЗа», построенный из местного песчаника, который привозили с левого берега, из карьера посёлка Горняк. Не менее интересно было и здание конторы «КОПИКУЗа» на руднике, и поначалу мы склонялись к тому, чтобы разместить музейный центр именно там. Но потом решение изменили.

От реконструкций к открытию

К тому моменту, когда началась исследовательская работа, в здании, которое часто называют «домом Рутгерса», находился детский сад, который, впрочем, был мало востребован – для его заполнения в округе просто не хватало детей дошкольного возраста.

Первым директором музея был назначен Владимир Зенков, историк, только что окончивший университет. Дом уже несколько лет пустовал, так что дел предстояло немало: замена водопровода и канализации, ликвидация угольной котельной (там в подвале теперь размещается музей-шахта), присоединение к сетям центрального отопления, проведение капитального ремонта. Вскоре Зенкова сменила Людмила Петровна Платонова, бывшая прежде заведующей библиотекой. Она-то фактически, как говорят её соратники, и приняла на себя первый удар, связанный с проблемами реконструкции здания, вплоть до сдачи его в эксплуатацию в качестве музея.

Юрий Зюзьков до сих пор считает выделение под музей одного здания решением половинчатым, полагая, что история Рудничного района и всего города не исчерпывается одним лишь «домом Рутгерса». Опытный архитектор уверен, что многое ещё можно восстановить для последующих поколений кемеровчан. И на эту тему в разные времена поступало немало предложений. К сожалению, воплотить их в жизнь пока не удалось, несмотря на то, что мировая музейная практика подаёт нам великолепные примеры разумной организации исторических пространств.

На пороге 90-х специалисты томского ПИ «Спецпроектреставрация» сделали программу реставрации здания, которую позже откорректировали архитекторы НПО «Памятники Кузбасса». Во второй половине сентября 1991 года вышло постановление об открытии в городе Кемерово нового музея, а 25 августа 2001 года «Красная Горка» распахнула двери после реставрации.

В октябре 2001 года музей посетил во время официального визита в Кемерово посол Нидерландов в России Тиддо Хофстее. К этому событию приурочили открытие на территории историко-архитектурного музея-заповедника памятного знака, посвящённого основателям АИК «Кузбасс».

Ещё одной важной вехой стала установка монумента «Памяти шахтёров Кузбасса», выполненного знаменитым скульп­тором Эрнстом Неизвестным. А обелиск к 50-летию Кемеровского рудника, стоявший ранее на месте монумента, был перенесён непосредственно к историческому зданию. В 2007 году, в дни празднования 100-летия Кемеровского рудника, перед музеем расположилась скульптурная композиция «Святая великомученица Варвара – покровительница шахтёров».

Перестройки и утраты

Если говорить о самом здании, отметившем вековой юбилей с момента постройки в 1916 году, следует сказать, что за это время оно достаточно изменилось. Перестройки и утраты, повлиявшие на первозданный облик памятника, подробно отражены в книге «Архитектурное наследие Кузбасса 1910-х – 1930-х гг.» кемеровского историка архитектуры Ирины Захаровой, доцента Кузбасского государственного технического университета.

«Неоднократные перепланировки здания, связанные с приспособлением к разным функциям, привели к почти полной утрате первоначальных интерь­еров, – пишет Ирина Викторовна. – В конце 40-х – начале 50-х годов были разобраны печи и камины, проведено местное отопление от котельной. Остеклённое ограждение веранды было заменено глухими кирпичными стенами, было заложено пространство между столбами входного портика.

Самые значительные перестройки и разрушения приходятся на период 1960-х – 1980-х годов. В связи с размещением детского сада к восточному торцу здания под прямым углом к основному объёму был пристроен протяжённый кирпичный корпус с оштукатуренными и побеленными стенами. Типовая безликая пристройка, не соответствующая облику здания, полностью скрыла восточный фасад и исказила архитектурный замысел.

Во время последней реконструкции были перестроены интерьеры, восстановлен камин, проведены реставрация фасадов и благоустройство территории. Однако полностью восстановить первоначальный облик здания не удалось из-за невозможности сноса капитальной пристройки и отсутствия оригинальных проектных чертежей здания».

На пути развития

Дом, в котором расположен музей «Красная Горка», обладает несомненной общественной, научно-исторической и художественной ценностью. Это памятник, связанный с начальным этапом промышленного развития региона. Специалисты особо отмечают, что это первое жилое каменное здание города, в архитектуре которого сочетаются элементы и приёмы неоклассицизма со стилем Модерн.

Несомненно, его значение повышается и благодаря использованию в качестве музея-заповедника, ставшего одним из символов города Кемерово. Музей под открытым небом, с богатой экспозицией приобретает всё большую популярность как у кузбассовцев, так и у гостей Кемеровской области. Уникальный единый сюжетно-тематический комплекс памятников горнопромышленного и историко-культурного наследия находится в естественной ландшафтной среде. Каждый из этапов развития угольной промышленности оставил здесь свой след, начиная от Горелой горы – места открытия Кузнецкого каменноугольного бассейна в 1721 году.

Привлекают внимание и другие памятники материальной культуры и архитектуры. Это жилые, административные и общественные постройки «КОПИКУЗа», а затем АИК «Кузбасс». Вопросы, связанные с бережным отношением к ним, неоднократно становились темами общественных инициатив.

Музей «Красная Горка» продолжает развитие. Своей главной задачей его специалисты считают сохранение историко-культурного наследия. Но кроме этого в планах – продолжение музеефикации территории Красной горки с выделением отдельного Музея угля на месте открытия Кузнецкого каменно­угольного бассейна.