И мы не в сторонке стояли

День космонавтики как свой праздник по праву могут отмечать и кемеровские химики. То, что долгие годы хранилось под грифом «секретно», сегодня – настоящий повод для гордости.

12 апреля 1961 года начался отсчет новой эры человечества – на корабле «Восток» полетел в космос Юрий Гагарин, за 108 минут облетел вокруг Земли и вернулся обратно. Вместе со всей страной за волнующим космическим стартом и полётом наблюдали и кемеровчане, но некоторые из них даже и подумать не могли, что без их участия этот запуск мог бы и не состояться…

Дело в том, что амины, которые выпускали в первом производственном цехе кемеровского «Азота», использовались в составе топлива для межконтинентальных ракет, в том числе и для той, на которой летел Гагарин.

Цех 638

К концу сороковых годов прошлого столетия особые органические соединения из аммиака – амины – стали впервые тестироваться как перспективное топливо для ракет. Несмотря на то, что наука и экономика Советского Союза были серьезно опалены продолжительной войной, правительство ставило амбициозные задачи по освоению космоса и наращиванию оборонных мощностей страны. Право наладить перспективное химическое производство досталось городу Кемерово.

В апреле 1945 года Совет народных комиссаров СССР принял решение о строительстве в столице Кузбассе промышленного гиганта – Новокемеровского химкомбината.

– Сначала строились вспомогательные подразделения, которые к химии непосредственного отношения не имели, – рассказывает ветеран предприятия, руководитель музея КАО «Азот» Ирина Коваль. – Закладывался фундамент, проводились дороги, прокладывались коммуникации, создавались склады. А в 1952 году Совет министров постановил, что надо начинать сооружение и запуск химических производств – так началось строительство первого цеха 638.

Такое название цех носил не случайно. Производство было секретным и стратегическим, а сам цех – закрытым, так что узнать, что именно и для каких целей изготавливают в его стенах, непосвященным людям было невозможно.

– Раньше все названия цехов, работавших на оборону, были зашифрованы, – объясняет Ирина Николаевна.

Константин Михайлович Смольянинов в те годы трудился начальником смены в цехе «шесть-тридцать восемь». В 1954 году окончил Томский политехнический институт и в числе лучших студентов по распределению попал на Новокемеровский химический комбинат (так раньше назывался «Азот»).

– Все, кто получал специальность «Технология неорганических веществ и криогенных процессов», выбирали этот комбинат с удовольствием, – вспоминает Константин Михайлович. – Когда приехали сюда, главный инженер спросил: «Куда вы хотите?», – и мы все, конечно же, захотели на производство, принять участие в пуске цеха по производству аминов.

Цех-пионер 638 запустили в ночь с 4 на 5 ноября 1956 года, тогда же получили первые тонны диметиламина, который в буквальном смысле помог человечеству стать ближе к звездам.

Первооткрыватели

Оснастили цех 638 немецким оборудованием. Тем самым, что после войны в Советский Союз завозили по репарации из Освенцима; производственные мощности были далеко не новыми и несовершенными, но с их помощью кемеровским химикам предстояло выполнить сложную стратегическую задачу – освоить первое в стране масштабное производство аминов.

Коллектив предприятия состоял из совсем молодых сотрудников, средний возраст технических специалистов всего 23 года, у большинства из них даже опыта не было. Зато имелось желание быть ближе к технологиям, работать, созидать. Всё, что они знали о судьбе произведённой продукции, – это то, что она идет на оборонные нужды страны. И точка.

– Выезд за границу работникам был запрещен, вся документация находилась под грифом «секретно», действовала производственная тайна, – сообщает факт из истории предприятия Ирина Коваль.

– Весь Союз наблюдал за полетом Гагарина, а мы тогда и не подозревали, что как-то причастны к этому событию, – добавляет Константин Смольянинов. – Мы вообще ничего не знали о дальнейшем пути нашей продукции… Узнали только потом, годам к 80-м, когда многие сведения стали предавать гласности, что наши амины шли на ракетное топливо. И, конечно, испытали большую гордость!

Кстати, на космическую промышленность работали два кемеровских предприятия.

– На «Азоте» выпускали амины, которые затем отправляли на азотно-туковый завод, сейчас это «Химпром», – говорит Ирина Николаевна. – Там амины обогащали водородом и получали гептил – катализатор горения керосина, который горел со скоростью 1 литр в секунду, обес­печивая лёгкий запуск ракет-носителей и хорошее функционирование их двигателей.

Счастливый случай

Почему именно кемеровскому производственному новобранцу в советские годы доверили производство столь важной продукции, история умалчивает. Как говорят на кемеровском «Азоте», никакой легенды на этот счёт нет, возможно, просто повезло или… звёзды помогли.

Константин Михайлович на этот счет шутит – мол, вместе с эрой освоения космоса в Кузбассе началась и эра освоения «Азота». И действительно, после цеха 638 на территории химзавода один за другим стали строиться новые цеха, расширялись производственные горизонты, и всё это происходило с какой-то невероятной, почти космической скоростью. Кроме аминов заводу были даны проектные направления по выработке капролактама, аммиака, азотных удобрений, селитры. Так наш «Азот» стал действовать не только ради космических, но и ради вполне земных целей, давая толчок развитию сельского хозяйства, угольной промышленности.

Космическая связь

Легендарный цех «шесть-тридцать восемь» существовал вплоть до восьмидесятых годов, потом стратегическое производство было ликвидировано, а сам завод переориентирован на выпуск другой, не менее важной продукции. И несмотря на то, что кемеровские химики с тех пор перестали заправлять межконтинентальные ракеты, их волшебная незримая связь с космосом как будто сохраняется и по сей день. Каждое производственное открытие на «Азоте» – это как выход в открытый космос: сложно, опасно, но при этом очень перспективно и важно. Предприятие постоянно совершенствуется, сохраняя позиции флагмана кузбасской промышленности. Сегодня КАО «Азот» – крупнейший производитель азотных удобрений и капролактама в России, основной поставщик аммиачной селитры горнодобывающим предприятиям Сибири и Дальнего Востока. Так что уже больше шестидесяти лет кемеровский завод работает с космическим размахом!