Фронтовик Виктор Солинский: «Мы бились под Невелем»

31 января по случаю 95-летия принимал гостей еще один герой нашей рубрики «Дважды победители».

Участника одной из стратегически важных операций Великой Отечественной Виктора Иосифовича СОЛИНСКОГО можно назвать даже не дважды, а трижды победителем. В силу имени (Виктор – победитель с латинского), а также природной жизнестойкости, которая не дала ему сгинуть в войну и помогала в мирное время.

Смерть обошла стороной

Виктор Иосифович – не коренной кемеровчанин, в кузбасской столице он провел лишь треть своей жизни. Родом из солнечного Узбекистана, города Андижан. Оттуда его 17-летним мальчишкой в 1942-м забрали на фронт. В обычный теплый погожий день среднеазиатской зимы ребята-новобранцы кучковались у поезда, и мысли их были еще светлы, романтичны и полны надежд. Они отправлялись защищать Родину, совершать ратные подвиги, бороться с коварным врагом. Им был еще неведом ни холод земляного окопа, ни сжимающее сердце чувство, когда грохочут орудия и мины с устрашающим визгом проносятся над головами.

На родине Виктор Иосифович окончил семь классов школы, потом в Ташкенте шестимесячные курсы по специальности телефонно-телеграфный техник. Так что на передовой Калининского фронта он сначала был связистом.

– Зимой стали освобождать Витебск, – вспоминает именинник за праздничным столом. – Но враг нас разбил. Из четырехсотенного батальона в живых остались только 30 солдат.

Уцелевшие поехали на переформировку, и на поле боя в 43-м он вернулся уже как связной командира батальона. В октябре началось наступление на Невель. Но не пришлось ему долго воевать: спустя месяц получил тяжелое ранение и чуть не погиб в болотах где-то между тылом и линией фронта. В одной из военных операций их отряд попал под шквальный минометный обстрел.

– Получил в том бою ценный урок: если мина летит-воет – значит, мимо, а если шипит – значит, рванет прямо здесь. Рядом с нами такая взорвалась, четверых, включая меня, ранило, – рассказывает Виктор Иосифович, будто все это было вчера. – Осколком мне раздробило голеностоп.

До медсанбата пришлось добираться самим. И он пополз по полю, раненый в пяту, как Ахиллес, а рана открытая, на месте пятки – кровоточащая дыра…

– Хотел было перевязаться, но в глазах темнеет, руки не слушаются. И вот лицом во что-то мягкое и мокрое уткнулся – до болота дополз, освежился, напился из него, зрение стало возвращаться. На винтовку оперся, продолжаю пробираться в тыл. По пути телегу с ранеными встретил, а она переполненная. Меня кое-как посадили на край, да в пути я сознание потерял. Очнулся, лежу где-то на лесной дороге, лицо в крови. Но делать нечего, снова двинулся в путь.

Медицинскую помощь он получил еще не скоро. Сначала поплутал по лесу, подремал под шинелью у дедушки-ясеня, добрался до медсанбата, откуда его довезли до формировочного пункта в Великих Луках, переправили в госпиталь в Казань, потом в Калинин. Он чудом избежал гангрены. Пока его транспортировали, рана загноилась, запросто мог бы лишиться ноги – но обошлось, вовремя прооперировали, достали минный осколок.

К тому времени советские войска успешно взяли Невель – оставили вермахт без крупного дорожного узла и пробили в обороне врага ощутимую брешь, а значит, и долгожданную победу приблизили еще на шаг. Свой вклад в стратегически важную операцию, конечно, внес и наш герой. За что впоследствии был отмечен наградами, имеет и орден Отечественной войны II степени, и медали «За боевые заслуги», «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», медаль Жукова – за храбрость, стойкость и мужество. Но для него война закончилась чуть раньше, чем для всех. Больше года провел Виктор Иосифович на больничной койке. Больную ногу медикам удалось подлатать, но к службе он был уже не годен.

Человек, которого слушаются механизмы

Дальше жизнь двинулась своим чередом. После войны мужчина поступил в горный техникум. Профессию выбрал шахтерскую – не самую простую, особенно с учетом военной травмы (Виктор Иосифович имеет инвалидность 2-й группы. – Прим. ред.). Отучился и по распределению поехал с молодой супругой на Урал в город Коспаш. Получил должность механика участка на шахте № 39 имени Гастелло Кизеловского угольного бассейна. Почти десять лет проработал под землей, обслуживал горные машины.

– На Кизелбассе шахты опасные были. То и дело лава начинала стрелять и осыпаться. Ка-ак защелкает – значит, всё, шахтеры говорили: «Сейчас отелится», то есть угольная порода с кровли повалится, уходить надо из опасного места, – делится юбиляр. – С ногой, конечно, трудновато было, хоть и подлечили, но хромота осталась… Но ничего, ко всему в жизни привыкнуть можно.

От природы мягкий и неконфликтный, Виктор Иосифович всегда окружал домочадцев заботой. Сегодня они его берегут и всячески опекают, даже постороннему сразу понятно – этого человека окружает очень теплая благодатная аура.

Из Коспаша в 1959 году чета Солинских вернулась обратно в Андижан. Там Виктору Иосифовичу кем только не довелось поработать: и мотористом на мельнице, и электриком на консервном заводе, и инженером почтовой механизации, перед пенсией трудился на местном телецентре специалистом по настройке телевизионных передатчиков. Не бросил трудовую деятельность и после выхода на заслуженный отдых, продолжал ремонтировать и обслуживать сложные машины. Есть у нашего героя особый талант – его механизмы слушаются, будто прирученные.

– У Виктора Иосифовича по технической части – золотые руки. Когда они с женой Татьяной Васильевной переехали в Кемерово в район Геологоразведки, на улице Молодежной (ныне Тенистой) настоящий праздник настал, – хвастает талантами тестя супруг дочери именинника Игорь Юрьевич Окунев. – Чинил соседям любую технику: транзисторы, телевизоры, приемники, стиральные машины. А они не нарадовались, что такой мастер рядом поселился.

Ремонтировать технику, к слову, не единственный талант Солинского. Ветеран любит музыку, умеет играть на гитаре, фортепиано, барабанах, аккордеоне и баяне, а еще очень вдохновенно декламирует стихи по памяти, особенно любит Лермонтова. И вообще уважает русскую литературную классику, человек он весьма начитанный.

Новая родина укрыла от невзгод

В кузбасскую столицу из Андижана паре пришлось уехать из-за погромов. Узбекистан (как и почти всю Среднюю Азию) в конце 80-х – начале 90-х накрыло волной межэтнических конфликтов. Агрессоры жгли магазины и автомобили, громили дома, уничтожали имущество некоренных жителей. На глазах Виктора Иосифовича погромщики однажды взорвали бензовоз. В таких стычках страдали порой и люди. А в Кемерове жили родители зятя, вот близкие и решили: пусть всё их большое семейство осядет поближе друг к другу и подальше от постперестроечной смуты.

Молодые, к слову, с отцом под одной крышей жили целых десять лет и печали не знали. От природы мягкий и неконфликтный, он всегда окружал домочадцев заботой.

– Мама умерла через год после их переезда. И папа занялся домашним хозяйством. Вы бы попробовали, какие у него борщи вкусные, не каждая хозяйка так сварит! Он научился готовить абсолютно всё и даже сам закручивал соленья на зиму, – улыбается дочка фронтовика Ольга Викторовна.

Она и супруг теперь помогают отцу по хозяйству. Хоть и живет юбиляр на заслуженном отдыхе отдельно, но под неусыпным надзором близких (у Виктора Иосифовича есть внучка и правнучка). Все его, конечно, любят, берегут и всячески опекают. Дни его преисполнены покоя, и очень теплая благодатная аура окружает этого человека.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Фронтовик Виктор Корчуганов и его долгая дорога домой

Ветеран ВОВ Александра Мисик. О жизни и мечте

 

Поделиться ссылкой:

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*