В суровых условиях военного времени

В разгар Великой Отечественной войны – 26 января 1943 года – была образована Кемеровская область путём выделения её из состава Новосибирской области. Это важное административное решение на государственном уровне серьезно повлияло на перестройку в угольной и металлургической промышленности региона и сделало более значимым вклад Кузбасса в обеспечение фронта и приближение Победы.

Указ о новой области

Вот текст Указа президиума Верховного Совета СССР от 26 января 1943 года, подписанный в Кремле председателем президиума ВС СССР М. Калининым и секретарем президиума А. Горкиным (подлинник документа хранится в Государственном архиве Новосибирской области):

«Утвердить представление президиума Верховного Совета Российской Советской Федеративной Социалистической Рес­публики об образовании Кемеровской области с центром в городе Кемерово. (Здесь мы видим, что инициатива об изменении административных границ исходит от руководства РСФСР.)

В состав Кемеровской области включить: города Кемерово, Сталинск, Прокопьевск, Анжеро-Судженск, Белово, Киселевск, Ленинск-Кузнецкий, Осинники, Тайга и районы: Анжеро-Судженский, Барзасский, Белов­ский, Гурьевский, Зырянский, Ижморский, Кемеровский, Киселевский, Крапивинский, Кузедеевский, Кузнецкий, Ленинск-Кузнецкий, Мариинский, Мыс­ковский, Прокопьевский, Таштагольский, Тисульский, Титовский, Топкинский, Тяжинский, Чебулинский, Юргинский и Яшкинский, выделив их из состава Новосибирской области».

Почему именно в эту суровую пору внимание властей обращается к ситуации в далеком и глубоком тылу – в Сибири?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте обратимся к истокам административно-территориального деления страны в период, предшествующий войне. Новосибирская область была создана в сентябре 1937 года после разукрупнения Западно-Сибирского края – тогда из его состава был выделен Алтайский край. Отделение крупного сельскохозяйственного региона, имеющего свои климатические особенности, от огромного (и слишком разностороннего) сибирского края выглядело вполне оправданным. Но начавшаяся почти через четыре года Великая Отечественная война еще более изменила обстановку в стране, поставив перед тыловыми регионами задачи, которые следовало решать безотлагательно. И одной из них стало снижение деловой нагрузки на управленческий аппарат. Действующая система просто уже не могла справиться с решением стольких отличающихся друг от друга проблем, особенно на таких больших территориях. Требовалась дифференциация по профессионально-производственному принципу.

В 1943 году, на момент рождения Кемеровской области, численность населения нового региона достигла максимума и составляла 1898,3 тысячи человек. Такие людские ресурсы, к которым добавлялась растущая численность лагерей, позволяли интенсифицировать основные виды промышленного и сельскохозяйственного производства, сосредоточив руководство ими в едином центре. Добыча угля в регионе выросла с 20,9 до 28,9 миллиона тонн, в том числе коксующегося – с 8,16 до 12,93 миллиона. Вырос и удельный вес Кузнецкого металлургического комбината в производстве металла. За годы войны его выпущено из условного расчета в количестве, достаточном для производства 50 тысяч тяжелых танков. Огромный вклад внесли кузбассовцы и в производство боеприпасов, пороха и взрывчатки.

Задачи разукрупнения

В довоенный период в состав Новосибирской области, помимо ее сегодняшней территории, входили современные Томская и Кемеровская области. Трудно­управляемое административное образование явно не устраивало представителей власти на местах. Существуют источники, согласно которым известно, что в июле 1942 года первый секретарь Новосибирского обкома партии Михаил Кулагин направил в ЦК ВКП(б) письмо о заинтересованности обкома в разукрупнении области.

Но главный партиец нового центра Сибири не хотел отказываться от промышленного Кузбасса: он предлагал отделить самую далекую площадь – территорию Томска (которая также получила свою «автономию», но несколько позже Кемерова – в августе 1944 года). Вероятно, руководитель стремился в первую очередь избавиться от того, что считал «второстепенным», но требующим постоянного внимания. Томск уже в те времена был знаменит как важный научный и образовательный центр, но представлял сложность в управлении из-за удаленности и неважных путей сообщения. Идея Кулагина, как мы видим, не прошла. В Москве приняли другое решение. Были выделены территории Кузнецкого угольного бассейна (Кузбасса), получившие статус Кемеровской области. Вот что писал об этом известный кемеровский историк Николай Шуранов, доктор исторических наук, профессор:

Первый секретарь Кемеровского обкома и горкома ВКП(б) Семён Борисович Задионченко.

«В создание материальной базы для контрнаступления внес весомый вклад и Кузбасс. Именно в это время встал вопрос о выделении его в самостоятельную область, что обусловливалось целым рядом объективных факторов. Во-первых, в условиях возросшей роли Кузбасса, превратившегося в первую угольную и вторую металлургическую базу военной экономики страны, он не полностью справился со стоящими перед ним задачами. Тяжело отразилось на развитии военного хозяйства снижение угледобычи в бассейне зимой и весной 1942 года. Достигнув в последние месяцы этого года только довоенного объема среднесуточной добычи, бассейн годовой план не выполнил. Более того, в целом за год в нем угледобыча снизилась на 4,1 миллиона тонн и составила к уровню 1941 года лишь 83,6% и 99,1% к довоенному уровню… Нехватка кузнецкого коксующегося угля, когда из Донбасса он совсем не поступал, создавала серьезные трудности в работе металлургической и оборонных отраслей промышленности».

Такими же были и претензии правительства и ГКО СССР к работе Кузнецкого металлургического комбината. В 1942 году предприятие достигло максимального роста по выпуску металла и бронелиста, но после этого производственные показатели резко снизились. Выплавка чугуна упала на 58,8 тысячи тонн, стали – на 50,7 тысячи тонн, проката – на 31,5 тысячи тонн. Всё это не давало возможности максимально закрепить намечающийся перелом в войне и обеспечить абсолютное превосходство над противником благодаря ресурсному перевесу. Для обороны и последующего решительного наступления требовалось увеличить поставки твердого топлива для железнодорожного транспорта, электростанций и коксующегося угля металлургическим предприятиям.

При всех этих требованиях в административной структуре крупной Новосибирской области просматривался явный дисбаланс. Если до начала войны здесь работали три крупных предприятия оборонных наркоматов, то теперь их было 29. 10 из них находились в городах будущего Кузбасса: пять в Кемерове, по одному в Сталинске, Киселевске, Ленинске-Кузнецком, Юрге и Топках. Они производили 47,6% от общей продукции, что превышало показатели валового объема угольщиков и металлургов. Всё это в совокупности с нарастанием других проблем, вызванных военным положением в стране: массовой миграцией населения в связи с эвакуацией, необходимостью наращивать сельскохозяйственное производство и выпуск товаров народного потребления, – подталкивало центр к разукрупнению региона.

Сердце региона

«Е.М. Ярославский во время большой поездки по Западной Сибири и Уралу в ноябре-декабре 1942 года, – пишет Николай Шуранов, – побывал в Новосибирске, Ленинске-Кузнецком, Прокопьевске, Сталинске, Тайге, Томске, снова в Новосибирске, в Омске и Перми. Из предложений, высказанных на собраниях, и из бесед с шахтерами, металлургами, железнодорожниками, руководителями предприятий и городов был сделан вывод не только о самоотверженном и самозабвенном труде уральцев и сибиряков, но и о необходимости выделения Кузбасса из Новосибирской области. Об этом после возвращения из поездки и написал Е.М. Ярославский в своей записке в ЦК партии».

Насколько именно эта записка сыграла решающую роль – сказать трудно, современные ученые говорят, что до сих пор не удалось собрать все документы, отражающие процесс выделения Кемеровской области из состава Новосибирской. Поэтому и «кухня» политбюро ЦК ВКП(б) в конце 1942-го – начале 1943-го еще не совсем понятна, сведения до сих пор не переданы в Российский государственный архив социально-политической истории. Но анализ обстановки тех лет уверенно доказывает необходимость административно-территориальной реформы.

Так, в монографии профессора Александра Коновалова «История Кемеровской области в биографиях партийных руководителей» отмечено, что 18 ноября 1942 года Новосибирский обком партии направил секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Андрееву отчет о выполнении задач по увеличению добычи угля. Вернее – об их невыполнении. Это также стало весомой причиной для выделения угледобывающего региона, что повысило бы его управляемость. По всей видимости, это решение разрабатывалось в течение января 1943 года.

12-13 июля 1943 года состоялась первая сессия Кемеровского областного Совета депутатов трудящихся. Основные вопросы, которые на ней рассматривались:

  • о ходе выполнения плана развития животноводства в колхозах области на 1943 год;
  • о продовольственном снабжении угольщиков Кузбасса;
  • о государственном обес­печении и бытовом устройстве семей военнослужащих.
Первый председатель Кемеровского облисполкома Владимир Антонович Гогосов.

И в том же месяце было реализовано – была образована самостоятельная Кемеровская область, статус областного центра получил город Кемерово. Ранее, еще в составе Сибирского края он уже стоял особняком – до 1930 года Щегловск являлся административным центром Кузнецкого округа. Теперь у города имелись все данные для интенсивного роста: железная дорога, коксохимзавод, строились новые предприятия. Правда, Емельян Ярославский в Кемерове не побывал и в своей записке ничего не сказал в его пользу. Серьезным конкурентом Кемерова считался Сталинск. Но, видимо, основную роль сыграло экономико-географическое положение Кемерова в «треугольнике» Новосибирск – Кемерово – Томск. Кроме того, он ближе к Новосибирску, откуда предстояло очень быстро переместить партийные и административные ресурсы.

В составе вновь образованного областного комитета ВКП(б) в основном были члены Новосибирского обкома партии, имеющие опыт работы с предприятиями Кузбасса. А политбюро ЦК ВКП(б) направило сюда для руководства новой областью Семена Борисовича Задионченко в должности первого секретаря, трудившегося ранее в Днепропетровске и в Башкирии. Председатель облисполкома тоже был «варягом» – В.А. Гогосов до приезда в Кемерово работал в Ярославском облсовете. 30 июня первый пленум обкома партии избрал бюро и 15 секретарей обкома, в том числе 10 – по отраслям промышленности. Отвечать за угольную промышленность стал А.С. Стругарев, за металлургическую – Г.В. Енютин, за химическую – А.Т. Логвиненко, за оборонную – А.Е. Сидорин.

Поделиться ссылкой:

1 Kомментарий

  1. На самом деле это — очень важное историческое событие. И не только в плане совершенствования тогдашней экономики военного времени, но и в том, что, как начал жить дальше вновь появившейся регион. То есть важно для нас — сегодняшних.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*