Дети блокадных дней

Начало Великой Отечественной войны кардинально изменило жизнь тыловых регионов страны. Это было связано в первую очередь с эвакуацией промышленных предприятий, работающих на оборону, их кадров, а также с оттоком населения с территорий, подвергшихся гитлеровской оккупации.

Но совершенно особой заботой для страны, защищавшейся от фашизма, стала работа по размещению детей из попавшего в блокаду Ленинграда. В Кузбасс из осажденного города, по данным общественной организации блокадников, попало несколько тысяч ленинградцев.

Сибирь «переполненная»

Казавшиеся «безразмерными» сибирские просторы на поверку оказались подобием тесных коммунальных коридоров: земли много, но обустроенных участков для проживания людей, транспортной и жилищной инфраструктуры маловато. Вот что писала С.А. Алехина, заведующая информационной службой Центральной городской библиотеки имени Н.В. Гоголя (альманах «Красная горка», 2010 год):

«В первые же месяцы войны ситуация с жильем в Кемерове резко обострилась. Это было связано прежде всего с массовой эвакуацией в Кузбасс предприятий, учреждений и прибывавших с ними людей. В начальные месяцы войны (июль – сентябрь) эвакуация носила преимущественно организованный характер. В тот период еще прогнозировали численность переселенцев и готовились к их приему; первые эшелоны встречали не только с оркестрами, но и с документами на жилье. Однако с октября-ноября 1941 года эвакуационный процесс во многом приобрел неуправляемый характер. В конечном итоге количество приехавших в Кузбасс вынужденных переселенцев оказалось значительно больше предполагавшегося, а численность прибывших самостоятельно значительно превысила количество тех, кто приехал в организованном порядке.

Всего же на 1 января 1943 года в Кемерово было эвакуировано 21 159 человек, или 10,5% населения города…

Коммунальное хозяйство Кемерова в условиях военного времени функционировало с чрезвычайном напряжением. Первопричиной этого являлось, во-первых, слабое развитие этой сферы, еще до вой­ны отстававшей от роста населения и экономического потенциала города, и, во-вторых, значительный рост населения, связанный с эвакуационным процессом. Уже первые месяцы войны были отмечены явным снижением уровня коммунально-бытового обслуживания горожан».

Детские дома для ленинградцев

По решению Правительства СССР на территории Кузбасса в дополнение к уже существующим открыли еще 23 детских дома. А кроме того, как говорится в архивных документах, «трудящиеся области по своей инициативе решили организовать еще 5 детских домов».

Так, в Михайловский детдом, созданный колхозниками Киселевского района, было определено 56 детей, эвакуированных из блокадного Ленинграда. В Гурьевский детский дом попало 120 детей-ленинградцев. Более 60% из них находились в состоянии дистрофии, многие просто не могли самостоятельно передвигаться…

Приводим выписку (повестку дня) из решения исполкома Юргинского районного Совета депутатов трудящихся от 4 июня 1942 года «О приеме и размещении прибывающих из Ленинграда эвакуированных граждан»:

«1. План размещения 600 человек эвакуированных граждан из г. Ленинграда по колхозам района в количестве 150 семей (прилагается).

2. Для временного размещения эвакуированных до момента отправки в колхозы предоставить в Юрге здание 1-й средней школы.

3. В случае необходимости в госпитализировании больных из числа прибывших эвакуированных разместить таковых в зданиях Нарсуда, конторы головного ж/д буфета и заезжего дома».

При этом практически во всех документах отражены и продовольственные вопросы. Особенно те, которые касались малышей. В годы войны дополнительным питанием обязательно снабжались дети. При введении карточек для них были установлены нормы отпуска продовольствия, поэтому впоследствии делалось всё возможное, чтобы рацион детей улучшить. Малышам в возрасте до одного года отпускалось специальное питание с молочных кухонь, для чего предусматривалось выделение без карточек по определенной норме на ребенка молока, жиров, манной крупы, риса, сахара и муки.

…Сегодня ветеранам – участникам блокады Ленинграда уже немало лет. На данный момент в Кемеровской городской организации состоит 55 человек. В первые годы войны сюда привезли несколько тысяч человек – среди них было немало взрослых, но в большинстве всё-таки это были дети. Некоторые даже не знали своих имен и фамилий.

Сын Балтийского флота

Один из таких блокадников – Вячеслав Николаевич Литвинов. Он родился (по метрической записи, которую сделали гораздо позже) 29 января 1941 года. В будущем году Вячеслав Николаевич отметит восьмидесятилетие. Но это «условно», а сегодня он – самый «молодой» из ветеранского сообщества. О родителях и других родных маленький Слава ничего не знал, видимо, все они погибли. Спасли мальчика работники детского дома, которые дали ему условные имя и фамилию. Их он тоже не помнит. В блокадном городе нашлись добрые люди – старшина Балтийского флота Николай Моисеевич и его супруга Анна Семеновна Литвиновы, которые усыновили мальчугана, дав ему свою фамилию и отчество приемного отца.

Вячеслав из тех, кто прошел всю блокаду от начала до конца, не выезжая из осажденного города. «Нас так и не вывезли, наверное, уже не было мест», – говорит Вячеслав Николаевич. Зато помнит главный праздник всей жизни: то ликование, которое он пережил в день окончательного снятия блокады Ленинграда. И тот салют, которым изможденный город отмечал свой выход из, казалось, уже вечного голодного и страшного плена, который так хотелось оставить и забыть…

– В детдоме нам давали еду один раз в сутки, – вспоминает Вячеслав Николаевич. – Но что это была за еда? Спасало то, что рядом – на другой стороне улицы – находился один из крупнейших гос­питалей Ленинграда (ранее там была больница Эрисмана, а ныне Первый медицинский институт имени И.П. Павлова на бывшей Архиерейской, теперь улице имени Льва Толстого), оттуда и столовались. От налетов фашистской авиации нас защищали особенным образом: прямо на территории стояли две автоматических зенитки, не прекращающих боевого дежурства ни днем, ни ночью. Помню два сбитых немецких бомбардировщика, которые рухнули на Ботанический сад, – один разбился о землю, а другой угодил в пруд. А со стороны Финского залива огнем нас ограждали орудия кораблей Балтийского флота – так что в обиду наш живой участок вопреки всему не давали.

Флотская ли огневая поддержка и защита большого военного госпиталя и маленького детского дома от бомбежки, участие ли в жизни и воспитании мальчика отца-моряка, которого Слава навсегда признал своим, повлияли на становление юноши, – сказать трудно. Но, повзрослев, Вячеслав Литвинов связал свою судьбу с флотом. Правда, с флотом мирным: сначала работал на судах Балтийского морского пароходства, а позже перешел в Якутскую речную флотилию, был боцманом на танкерах, обеспечивающих сезонный завоз горючего от моря Лаптевых в береговые поселки по берегам Яны, Колымы и Индигирки. Работали плотно – до ледяной шуги и даже дальше, проходить в зимние гавани помогали речные ледоколы. В этих краях Вячеслав Николаевич встретил будущую супругу, родом из Кемеровской области. А позже, выйдя на пенсию, Литвиновы сюда приехали.

Эшелон длиною в жизнь

Анатолий Семенович Хейнонен занимает должность заместителя председателя общественной организации «Жители блокадного Ленинграда», он первый помощник Валентины Васильевны Багровой. Родился в апреле 1939 года в поселке Токсово Всеволожского района Ленинградской области. Когда началась война, Толе шел третий год. Что может помнить мальчик в таком возрасте? Но Анатолий запомнил многое…

До весны 42-го они с двенадцатилетней сестрой Кларой и младшим братом Юрой, которому было всего два годика, жили с мамой Верой Яковлевной Ивановой. Отца, Семена Михайловича, с самого начала войны призвали в армию. Он попал в плен, после чего связь с ним оборвалась на несколько лет. Только в 1947 году отец, освобожденный и прошедший фильтрационные лагеря, нашел свою семью уже в Сибири.

А мама с тремя детьми в самое жуткое блокадное время, 27 марта 1942 года прошла по Дороге жизни через Ладожское озеро. Потом был эвакуационный эшелон. Куда везут спасенных из-под бомбежек людей, никто из них не знал. Товарный вагон стал, конечно, не домом, но хотя бы временным местом для жизни, теснота хоть как-то спасала от холода и помогала выживать. Выжили, правда, далеко не все, и на частых остановочных пунктах – в первую очередь по трассе пропускались военные эшелоны – выбрасывали умерших. Толя Хейнонен, которому к тому времени было уже три года, хорошо это запомнил.

– От постоянного холода и грязи – воду было трудно добыть – у меня все лицо покрылось какой-то сплошной коростой. Остались две узеньких щелочки – глаза и еще одна побольше – рот. В вагоне были какие-то лавки, но их на всех не хватало, и многие лежали прямо на полу. Стоял постоянный плач детей. Всё было просто ужасно, и выхода из этого ужаса никто не мог себе представить. И это продолжалось целую вечность…

Месячное (!) путешествие в совершенно нечеловеческих условиях всё же закончилось и привело чудом выживших блокадников на станцию неподалеку от Иркутска. Там их перегружали на подводы и развозили по окрестным поселкам. Семья Хейнонен-Ивановых попала в пригородное поселение, где работал совхоз, обеспечивающий одно из городских ведомств в качестве подсобного хозяйства. Мама, Вера Яковлевна, устроилась на работу свинаркой. Позже, когда война закончилась, семья переехала в Иркутск. А потом Анатолий Семенович обосновался в Кемерове.

Судьбы детей Ленинграда

Кто-то из эвакуированных детей-блокадников позже сумел вернуться в родной город. Самым счастливым даже удалось найти родных и близких. Но, к сожалению, таких меньшинство. Вот решение Совета народных комиссаров РСФСР № 927-р от 26 апреля 1945 года, подписанное председателем СНК Алексеем Косыгиным:

«Во исполнение распоряжения ГОКО от 22 марта 1945 года № 7907:

Возвратить в период май – июль 1945 года ранее эвакуированных из г. Ленинграда с детскими учреждениями и в индивидуальном порядке детей в количестве 55 тысяч человек, родители которых или лица, их заменяющие, проживают в г. Ленинграде, а также 4 тысячи сирот в возрасте 14 лет и старше для определения их в ремесленные училища и трудоустройства…»

Но многие остались на новой родине, давшей им приют во время суровых испытаний. Сегодня среди нас живут пятьдесят пять кемеровчан, которые сумели, преодолев все невзгоды войны, проявить стойкость, выдержку и любовь к жизни в самых страшных обстоятельствах. Наверное, этому нельзя научиться. В такие возможности можно только верить. И чтить этих удивительных людей. С любовью и почтением к вам, уважаемые ленинградцы-блокадники!

Кемерово примет участие во всероссийской патриотической акции «Блокадный хлеб».

На начало 2020 года, объявленного в нашей стране Годом памяти и славы в ознаменование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов, в столице Кузбасса запланировано около 130 мероприятий. Так, в школах, центрах по работе с населением пройдут Уроки мужества, «круглые столы», ребята подготовят доклады и презентации о событиях того времени, посмотрят документальные фильмы, встретятся с ветеранами. В школах искусств, библиотеках, ДК состоятся тематические концерты и вечера, выставки творческих работ, изданий. Студенты, школьники, «серебряные волонтёры», специалисты учреждений социальной защиты населения посетят бывших блокадников Ленинграда на дому, вручат им подарки. В рамках акций «Снежный десант» и «Волонтёр спешит на помощь» молодёжь очистит от снега дворы частных домов, где проживают ветераны, окажет другую помощь по хозяйству.

Старт акции 18 января, в этот день она будет проходить в крупных торговых центрах. Участие в акции может принять любой желающий. Волонтёры будут раздавать листовки с информацией о вехе в истории, посетителям предложат написать пожелания на открытках, которые адресованы бывшим жителям блокадного Ленинграда, проживающим в Кемерове. Как символ тех событий жителям областного центра предложат взять кусочки хлеба весом 125 г – именно столько в сутки получали дети, служащие и иждивенцы в самые суровые дни блокады, сковавшей город во время Великой Отечественной войны.
Старт акции – 18 января в 13:00 в:

  • ТРК «Променад-1» (пр. Ленина, 90/1),
  • ТРК «Променад-2» (пр. Химиков, 39),
  • ТРК «Променад-3» (пр. Ленина, 59«а»).

19 января акция также будет проходить в торговых центрах «Облака» (пр. Кузнецкий, 33/1), «Я» (пр. Кузнецкий, 33«б»). Начало акции – в 13:00.

20 января участниками всероссийской акции станут жители ж.р. Ягуновский, место проведения – музыкальная школа № 5 (ул. Белозёрная, 23). Начало акции – в 13:00.

Поделиться ссылкой: