Андрей Бугаенко: «К 1 сентября мы официально будем именоваться «Спортивная школа олимпийского резерва № 7».

В конце июня на одну школу олимпийского резерва в Кемерове стало больше. Право на почётный «олимпийский» статус получила спортивная школа № 7, специализирующаяся на лёгкой атлетике. О новых перспективах и задачах рассказал заместитель директора учреждения по спортивной подготовке Андрей Бугаенко.

– Андрей Владимирович, расскажите о спортивной школе № 7. Чем она примечательна? Министерство спорта просто так ведь не присваивает учреждениям «олимпийский» статус.

– Наша спортивная школа со дня своего основания стала центром лёгкой атлетики не только для Кузбасса, таких крытых легкоатлетических манежей, как у нас, в то время в Сибири, за исключением Омска, не было. У нас в манеже есть все необходимые сектора, в том числе и для метания диска, копья и молота, три беговые дорожки на 200 метров. Покрытие наивысшего качества, соответствует мировым стандартам. Бытует распространённое мнение, что лёгкая атлетика – это исключительно летний вид спорта. На самом деле, большое количество дисциплин, таких как бег на короткие дистанции, прыжки в высоту и в длину, прыжки с шестом, хорошо проводить и зимой, в манеже. Во-первых, спортсменов надо готовить круглогодично, во-вторых, гораздо комфорт­ней выступать под крышей, чем на открытой площадке. Зимний календарь легкоатлетических соревнований очень насыщен. У нас есть и прекрасный открытый стадион для летних состязаний. 90 процентов региональных состязаний, которые есть в годовом календарном плане, проходят на базе нашего учреждения. У нас работают 20 тренеров и занимаются 687 воспитанников. Таким образом, соблюдается баланс между количеством спортсменов и качеством их подготовки.

– Материально-техническая база стала одним из ключевых преимуществ вашей заявки на присвоение почётного статуса?

– Начну с того, что приказ Министерства спорта не наделяет нас автоматически статусом «школа олимпийского резерва», он даёт нам право так называться. И мы им твёрдо намерены воспользоваться. Сначала внесём соответствующие изменения в устав нашего учреждения и в другие локальные документы, и к 1 сентября этого года мы уже официально будем именоваться по-новому – «Спортивная школа олимпийского резерва № 7». А если говорить о самой заявке в Минспорта, то около трёх месяцев назад мы туда отправили пакет документов страниц на 400. Указали и нашу материально-техническую базу, и кадровый потенциал, потому что в Минспорте внимательно смотрят на уровень образования тренеров. Очень важна степень подготовки спортсменов. Мы подтверждали, что наши спортсмены соответствуют уровню школы олимпийского резерва, что они не раз становились победителями и призёрами всероссийских и международных соревнований. Обязательный фактор: воспитанники учреждения должны входить в сборные команды России. У нас таких несколько. Это Маргарита Новгородцева, которая в прошлом году стала чемпионкой страны и победительницей первенства России в беге на длинные дистанции. Антон Пунтус прекрасно выступает в прыжках в высоту, он тоже становился победителем всероссийских соревнований. Отмечу, что у нас есть небольшое, но очень качественное отделение спортсменов с поражением слуха. Там занимается Катя Копанёва, серебряный призёр чемпионата Европы-2019 по лёгкой атлетике в закрытых помещениях в дисциплине «прыжки в высоту», сейчас она готовится к летнему чемпионату Европы. Также в сборную России для спортсменов с поражением слуха входит Антонина Иванникова, её дисциплина – метание копья.

– Андрей Владимирович, что ещё, помимо престижа, даёт «олимпийский» статус?

– Если в обычных спортивных школах законодательно разрешается заниматься подготовкой только кандидатов в мастера спорта (КМС), то в школах олимпийского резерва можно готовить мастеров спорта (МС). То есть, раньше, когда у нас были спортсмены, переросшие уровень КМС и продолжившие прогрессировать, они не могли перейти на новый уровень. Им приходилось или переходить в областную школу олимпийского резерва, или уезжать за пределы региона, чтобы стать МС. Это первый момент. Во-вторых, Министерство спорта разработало обширную программу поддержки именно школ олимпийского резерва. Есть грантовая система, существует Фонд поддержки олимпийцев России. Ну и наши спортсмены могут рассчитывать на персональную поддержку Минспорта. Заработная плата наших тренеров также будет отличаться в лучшую сторону. Не открою Америки, если скажу, что тренеры обычной спортивной школы не могут похвастаться большими зарплатами и зачастую работают на энтузиазме и любви к спорту. А с присвоением статуса «олимпийского резерва» появляется дальнейшая возможность роста спортивных результатов, что подразумевает новые меры материального стимулирования не только для самого спортсмена, но и для его тренера.

Наша справка

В 1983 году здание, построенное в Кемерове для проведения выставки химической промышленности, было перепрофилировано в спортивное сооружение и принято в эксплуатацию как Легкоатлетический манеж.

Муниципальное автономное физкультурно-спортивное учреждение «Спортивная школа № 7» создано решением комитета по управлению муниципальным имуществом города Кемерово № 231 от 7.02.2001.

В учреждении спортсмены занимаются в дисциплинах бег (в том числе барьерный), спортивная ходьба, прыжки в длину и высоту, метание, многоборье.

Спортивная школа № 7 – шестое учреждение в Кемерове, получившее статус «олимпийского резерва».

– Помимо дивидендов, появляются, наверное, и дополнительные обязанности?

– Безусловно. Этот статус действует один олимпийский цикл, и каждые 4 года мы будем обязаны подтверждать право именоваться школой олимпийского резерва. Если мы в отчётный период снизим уровень подготовки воспитанников, то есть у нас не будет ни одного призёра первенства России или никто из наших ребят не отберётся в сборную России, если мы также не удержим квалифицированный тренерский состав, тогда мы просто лишимся своего статуса. Но я уверен, что с нашим желанием работать, с большим потенциалом тренеров и спортсменов, с хорошей материальной базой мы не допустим этого.

– Как в спортивной школе № 7 восприняли новость о том, что теперь это учреждение олимпийского резерва?

– С огромной радостью! Сейчас пора отпусков, кто-то на тренировочных сборах, поэтому планируем собраться к нашему профессиональному празднику, Дню физкультурника, который отмечается 10 августа, и сказать друг другу спасибо. Потому что каждый внёс свою частичку в этот успех. Безусловно, у всего коллектива присутствует понимание ответственности и готовность к новым вызовам, которые даёт этот престижный статус.

– В спортивной школе сейчас есть перспективные атлеты, которые будут готовы пробиться в олимпийскую сборную России если не на Олимпийские игры в Токио в следующем году, то на парижскую Олимпиаду-2024?

– Ну, таких прогнозов вам никакой специалист даже за два месяца до Олимпиады не даст! А перспективные ребята, конечно, есть. Та же Маргарита Новгородцева. Сейчас спортсменка немного приболела, этот сезон у неё пока не задаётся, она ещё пока не выходила на старты. Но мы надеемся, что всё у неё со здоровьем будет хорошо. А так она – первый претендент от нас на участие в самых престижных международных соревнованиях. Есть и молодые ребята, которые вот-вот готовы будут проявить себя и на взрослом уровне. Это, к примеру, очень талантливый многоборец Игорь Хамедов. И мы будем делать всё от нас зависящее, чтобы Игорь и другие наши перспективные атлеты попали в российскую сборную. Тем более у них есть на кого равняться. Знаменитая Елена Прохорова, чемпионка мира и Европы, обладательница серебряной медали Олимпиады 2000 г. в Сиднее – наша воспитанница, тренировалась в Кемерове.