Дом журналистов, комсомольцев, актёров

Улица Боброва, дом 1 – это адрес кемеровского Дома актёра. Но за свою почти 70-летнюю историю это здание пережило несколько этапов, напрямую связанных с историей нашего города.

Особняк в глубине квартала

Второй (и последний) номер – 2 – по этой же улице отдан гимназии № 1. Ранее оба дома числились по улице Шестакова, 64 (до 1993 года – улица Трудовая), но в память годовщины ухода из жизни солиста Музыкального театра Кузбасса народного артиста РСФСР Александра Боброва улица (кстати, претендующая на звание самой короткой в городе) получила новое имя – в честь Александра Константиновича.

Несмотря на то, что здание находится в центре Кемерова, оно надежно укрыто от глаз большинства прохожих. Внутри квартала ни пациентам 1-й городской больницы имени Горбуновой, ни родителям воспитанников местного детского сада, ни посетителям бани «На Весенней» двухэтажный особняк не видно. Дом актера хорошо известен учащимся гимназии № 1 и их мамам и папам, подвозящим детей к школе и делающим разворот вокруг клумбы-сквера с памятником Серго Орджоникидзе в центре – первой работой заслуженного художника РФ скульптора Алексея Хмелевского, поставленной в нашем городе после его переезда из Томска.

Когда появилось это здание? Точного ответа на этот вопрос мы не нашли, даже известный кемеровский историк архитектуры Ирина Захарова, доцент Кузбасского государственного технического университета, говорит, что в архивах ей ни разу не встречалась нужная информация.

– Здание небольшое, но гармоничное и пропорциональное, – отмечает Ирина Викторовна. – Судя по фасадам, стилистической чистоте, тщательной проработке деталей, построено оно в начале 1950-х годов. По крайней мере, по довоенному генеральному плану 1941 года вокруг 1-й школы предполагалась другая застройка (сама школа построена в 1937-38 годах по типовому проекту). Ее здание должно было замыкать бульвар с 4-этажными жилыми домами, из которых был возведен только один – на Арочной, 4. После войны концепция застройки поменялась. В школе какое-то время располагался обком партии, и я думаю, что было вполне логично разместить рядом редакцию партийной газеты. Что же касается мнений о слишком помпезном стиле этого дома – так другого стиля просто не было, это вполне обычное, даже довольно скромное по тем временам административное здание. Таких у нас в городе довольно много. Не могу сказать, специально оно строилось для редакции или просто ее тут разместили.

Сегодня это здание – его местоположение и функциональная составляющая – лучше всего знакомо деятелям театрального и других видов искусств. Но за почти 70 лет своей истории оно пережило три больших, важных, непохожих друг на друга периода. И каждый из них заслуживает особых воспоминаний.

Главная редакция

Построенное предположительно в начале 1950-х годов, это здание, видимо, на самом деле предназначалось для редакции газеты с типографией на первом этаже. Недаром при смене хозяев и перестройке здания новые владельцы обнаружили под полом мощно укрепленный огромными камнями фундамент – бетонные плиты были в те годы дефицитом, а для установки печатных машин требовалось надежное основание.

Рассказывает Илья Яковлевич Ляхов, известный кемеровский журналист и поэт, актер и режиссёр, заслуженный работник культуры РФ:

– В конце 1961-го – начале 1962-го я приехал в Кемерово из Новокузнецка, где работал в отделе культуры газеты «Кузнецкий рабочий». И мой приятель Миша Сафонов привел меня в этот дом. Верхний этаж занимала редакция областной газеты «Кузбасс». Там, где в последние годы сидел председатель Союза театральных деятелей, была приемная и кабинет редактора газеты – правда, пополам, место приходилось экономить.

«По лестнице – со второго этажа на первый и обратно – беспрерывно сновали люди! С гранками, с отпечатанными полосами, с правками корректоров, движение не хуже, чем в метро!»

А на первом этаже справа, где сейчас сцена, была типография. В углу, в застекленной будочке сидел строгий мужчина в очках – видимо, заведующий типографией или какой-нибудь старший мастер. А по лестнице – со второго этажа на первый и обратно – беспрерывно сновали люди! С гранками, с отпечатанными полосами, с правками корректоров, движение не хуже, чем в метро! Типография у «Кузбасса» была собственная, там никто больше не печатался, кроме отдельных, согласованных с обкомом партии заказов. Она работала круглосуточно, машины беспрерывно стучали. В типографии было три линотипа: два у «Кузбасса» и один – у «Комсомольца Кузбасса».

«Кузбасс» имел собственный автомобиль – «газик», а у комсомольской газеты вообще никакого транспорта не было.

В левой части первого этажа располагалась редакция «Комсомольца Кузбасса» – все пространство было разгорожено на малюсенькие клетушки-кабинеты. В дальнем правом углу находился секретариат, ответственным секретарем работал тогда Геннадий Блинов, только что перешедший в главную молодёжную газету области из «Кузнецкого рабочего». Чуть ближе ко входу, через одну комнату, – кабинет редактора, им в то время был Максим Щербаков. Теснота ужасная, сидели стол к столу, в каждой комнатушке по четыре-пять человек. Никакой роскоши, мебель самая примитивная, вплоть до табуреток. Но коллектив прекрасный – замечательные люди работали там, и я очень радовался, что имею возможность общаться с ними, да и вообще относить себя к этому коллективу!

Позже редакции разъехались: «Кузбасс» отправился в построенное здание на Ноградской, 5, а «Комсомолец Кузбасса» – на первый этаж жилого дома на углу Ноградской и Кузнецкого проспекта, а позже – по мере освоения места на Ноградской, 5, – туда же, поближе к «старшему брату».

Штаб молодёжи Кузбасса

До 1972 года обком ВЛКСМ находился на пятом этаже обкома КПСС на площади Советов. Здесь же располагался и горком партии. Было тесновато. Поэтому, когда двухэтажное здание на улице Трудовой освободилось от редакций и типографии, сюда было решено перевести главный комсомольский штаб области. Рассказывает Валерий Борисович Хануков, работавший с 1969-го по 1973 год вторым, а с 1973-го по 1977-й – первым секретарем обкома ВЛКСМ:

– Хорошо помню, что переезд обкома в бывшее здание редакции «Кузбасса» состоялся в июне-июле 1972 года, но заниматься подготовкой к этому стали, разумеется, раньше. Понадобилась большая работа, особенно на первом этаже, на месте типографии, чтобы обустроить там зал заседаний обкома. Порядок наводили два человека: первый секретарь Николай Сизых, это была его мечта – иметь для аппарата обкома отдельное здание, и Матвей Носов, заведующий финансово-хозяйственным отделом, он вообще дневал и ночевал на этой стройке. Мебель для зала заседаний и кабинетов секретарей обкома, облицовку стен он специально заказывал на мебельной фабрике в Юрге – там все делалось по представленным Матвеем замерам. На втором этаже по левую руку находились секретарский отсек с кабинетами четырех штатных секретарей обкома и приемная, направо от лестницы – кабинеты отделов. Вот здесь-то мы почувствовали простор! Даже смогли выделить место для пищеблока, чтобы иметь свою столовую с буфетом, которые обслуживало приглашенное предприятие общепита. А Матвей Носов не удержался и воздвиг рядом со зданием обкома хозяйственный корпус, где оборудовали складские блоки, инструменталку и хранилище для бумаги, количество которой в те годы стало резко увеличиваться. Это и неудивительно, ведь рос и сам комсомол. Когда я пришел на должность первого секретаря, количество комсомольцев в области подходило к 300 тысячам, а когда уходил через четыре года, в Кузбассе было уже 360 тысяч членов ВЛКСМ.

Встреча ветеранов комсомола, 2015 г.

Вспоминаю, что первое, что сделал на должности первого секретаря обкома, – договорился с Афанасием Федоровичем Ештокиным, первым секретарем обкома КПСС, о проведении в Кемерове областного собрания коммунистов, работающих в комсомоле районного и городского звена. Афанасий Федорович выступил с основным докладом, а я был содокладчиком. Вопросы перед комсомолом ставились важные, подходить к их решению надо было с ответственностью, это понимало старшее поколение и старалось передать более молодым. А молодежи прибывало всё больше и больше! Обком был очень посещаемым местом, ежедневно туда приезжали по важным делам активисты со всего Кузбасса, и у нас даже появилась собственная мини-гостиница в одном из жилых домов на улице 50-летия Октября, возле кинотеатра «Космос».

У нас трудились увлеченные, талантливые люди. Молодой задор, новые инициативы, дружба и взаимопомощь – у меня самые лучшие воспоминания об этом периоде жизни, комсомольском, обкомовском.

Дом искусств

О создании Дома актера в нашем городе работники театров мечтали много лет. Всероссийское театральное общество (так до 1986 года назывался сегодняшний Союз театральных деятелей) помещалось тогда в одной комнате на четвертом этаже областного театра драмы, где теперь кабинет главного режиссера. В штате был единственный человек – секретарь правления. Но хотелось большего, тем более что вслед за столичным Домом актера подобные учреждения, входившие в структуру ВТО, стали появляться и в других крупных городах: Ленинграде, Казани, Новосибирске, Хабаровске, Ростове-на-Дону, Петрозаводске, Уфе.

Кемеровские артисты тоже вполне могли претендовать на свой дом – в областном центре работали три театра и филармония. Наконец вопрос решился – после того, как Кемеровский обком ВЛКСМ получил прописку в новом здании на улице Ноградской, 3, а прежнее освободилось. Но все ремонтные работы театральное общество должно было взять на себя. Говорят, что на положительный ответ Москвы повлияло активное участие в переговорах секретаря обкома партии Зинаиды Васильевны Кузьминой.

«В первых числах апреля 1984 года Дом актера торжественно открыли. У нас появился свой дом, зал с небольшой сценкой, на которой можно было представлять индивидуальные работы, делать «капустники».

Фактически всю работу по реконструкции взял на себя директор драматического театра Владимир Литвинов, проявив недюжинные способности администратора. Существует мнение, что на это Владимира Давыдовича подвигло то обстоятельство, что его супруга, народная артистка РСФСР Валентина Литвинова, с 1980-го по 1988 год была председателем Кемеровского регионального отделения ВТО (позже СТД).

По свидетельству очевидцев и участников событий, реконструкция началась в 1982 году. Актеров и других работников театра привлекали на субботники, и они собственноручно ломали старые перегородки, вскрывали полы – по планам руководства, здание должно было полностью преобразиться. После слома всего старого и вывоза мусора к делу привлекли профессиональных строителей. Особую гордость Дома актера после сдачи в эксплуатацию представляла, по мнению старожилов, деревянная резьба, украшавшая ресторанный зал, работы известного кемеровского художника Николая Новосельцева. Еще одной достопримечательностью был камин, разжигание которого превратилось в традицию.

Вспоминает Игорь Шишкин, кемеровский актер и режиссер:

– Я как раз переходил из театра кукол в драму, а новым председателем ВТО выбрали Валентину Литвинову. И она, сыграв главную роль – Василуце – в успешном фестивальном спектакле по Иону Друцэ «Дарю небо и землю», говорила про будущий Дом актера, что строит здесь «каса маре» (дословно «большой дом» или гостиную, свидетельствующую у молдаван о достатке семьи) для всего творческого сообщества. Хотя строил, конечно, Владимир Литвинов, директор драмтеатра и очень влиятельный человек. Заказали проект реконструкции здания и его оформления. Ну а мы, актеры, трудились на этой стройке в качестве грубой рабочей силы, вывозили строительный мусор, помогали. Причем делали это с удовольствием, с настоящим энтузиазмом, понимая, что действительно строим дом для себя. При переезде и обустройстве я занимался помещением театральной библиотеки. Устанавливали стеллажи, и, чтобы быстро загрузить книги, их связки прямо с машины забрасывали в окно второго этажа. Принимающим приходилось тяжеловато, их иногда просто сносило, особенно когда «на подаче» стоял Виктор Васильевич Мирошниченко.

И вот наша мечта сбылась! В первых числах апреля 1984 года Дом актера торжественно открыли. У нас появился свой дом, зал с небольшой сценкой, на которой можно было представлять индивидуальные работы, делать «капустники». Открылось кафе, хотя обстановку там временно подпортил вышедший на следующий год указ о борьбе с пьянством, но и это время миновало. Поставили бильярд, положивший начало образованию настоящего бильярдного клуба, первым бесспорным лидером которого являлся Александр Константинович Бобров. Обязательно следует вспомнить первого директора Дома актера – Изабеллу Владимировну Крейнис. Она много лет проработала здесь, именно ей удавалось сделать атмосферу по-настоящему домашней. Следует вспомнить и председателей СТД, пришедших вслед за Валентиной Литвиновой: заслуженного артиста РСФСР Аркадия Дахненко, народную артистку РФ Лидию Цуканову, народного артиста РФ Петра Карпова, заслуженного работника культуры РФ Владимира Юдельсона.

Сейчас Кемеровское региональное отделение СТД РФ возглавляет заслуженный работник культуры РФ Алексей Разуков, директор Кемеровского областного театра драмы им. А.В. Луначарского. Дом актера несколько сменил статус, сегодня это государственное автономное учреждение культуры «Дом актера – дирекция фестивальных, конкурсных и театральных проектов». И это новый, молодой этап в его истории.