На грани банкротства

Цены на проезд в Кемерове долгое время остаются одними из самых низких в стране. В соседних областях стоимость автобусного билета на 2 – 6 рублей выше. Кемеровчане этим, конечно, довольны. Но у дешевизны есть и оборотная сторона.

Предприятия, занимающиеся пассажирскими перевозками, сегодня оказались на грани банкротства. Практически весь их подвижной состав очень сильно изношен – едва наскребаются деньги на ремонт.

Кемеровская автоколонна № 1237 обеспечивает около 30% всего объёма пассажирских перевозок областного центра. Сейчас в ней работают 222 водителя и свыше 70 кондукторов, всего более 500 человек. Подвижной состав – 132 единицы, которые обслуживают 14 городских, 30 пригородных и 9 таксомоторных маршрутов. Весной и осенью этого года предприятие получило четыре новых автобуса, а вот списать пришлось 22, они прослужили на благо города 14 лет (с 2004 года) и полностью выработали свой ресурс. Сотрудники автоколонны говорят, что ежедневно около восьми машин не выходят на линию из-за поломок.

– Ежедневно мы получаем по несколько жалоб от пассажиров из разных районов: Радуги, ФПК, Кедровки. Но можем лишь принести извинения – работать зачастую просто не на чем. И на замену ничего нет, – сетует Владимир Юдин, и.о. директора Кемеровской автоколонны № 1237.

Качество автобусов на линии тоже оставляет желать лучшего – большинство старше семи лет. Владимир Михайлович говорит, что они из последних сил пытаются поддерживать технику в приличном состоянии. И если, скажем, «подтянуть» тормозную систему и рулевую тягу ещё можно, то с девяностопроцентным износом салона уже ничего не поделаешь.

– Каждый день я иду на работу, как в последний бой! Гадаю, будет ли на чём работать, или полдня на ремонте простою, – признаётся Владимир Туманов, водитель автобуса. – 20 лет здесь работаю, но такой сложной ситуации, как сейчас, не припомню.

Большую часть подвижного состава «лечат» в огромном ремонтном цехе. Слесари круглосуточно дежурят и оказывают реанимационную помощь вышедшим из строя автобусам. Совсем безнадёжные экземпляры отправляют в специальный бокс.

– До моего прихода его называли «хосписом», я переименовал его в «оздоровительный центр», – грустно шутит Владимир Юдин. – Спасение одного такого автобуса обходится в среднем от 200 000 до 800 000 рублей. Тем не менее 12 единиц техники удалось вытащить из ремонта-«долгостроя».

Впрочем, здесь по-прежнему находится около 30% состава автоколонны. Эти «безнадежные больные» в основном становятся «донорами» для машин на ходу.

– Запчасти снимаем не только с тех машин, которые ещё в строю, но и временно с тех, что сломались. Например, прибыл автобус на ремонт. А рядом уже другой, с пробитым колесом. Так мы, пока чиним, колёса переставляем. Как можем, стараемся сократить время простоя. Но запчастей все равно не хватает, – рассказывает Сергей Ежелев, бригадир ремонтной зоны.

И это не все хитрости, на которые приходится идти слесарям. Ежедневно они готовят наборы из запасных частей, применяя смекалку и находчивость. Здесь даже есть цех по восстановлению старых запчастей. Предприятие, конечно, закупает и новые. Но в каждом магазине за ним числится долг в несколько сотен тысяч рублей.

– Мы стараемся ежемесячно переводить хотя бы по 10 000 нашим кредиторам, чтобы они видели, что мы живы и пытаемся выкарабкаться. Я постоянно общаюсь с теми, кому мы должны. Пока идут на уступки, верят в нас, спасибо, – вздыхает Владимир Михайлович.

Несмотря на финансовые трудности, предприятие день в день выплачивает аванс и зарплату своим сотрудникам. Но это не спасает от дефицита кадров. Сегодня в автоколонне № 1237 не хватает около 50 водителей. Главный инженер предприятия Александр Баклемышев говорит, что средний возраст работников – 45 лет. Молодёжи нужна сразу высокая зарплата, тысяч 35 – 40 против их 20 тысяч рублей. Да и график у водителей очень тяжёлый.

– Водитель встаёт часа в четыре утра, к пяти приезжает в автоколонну. Потом уходит в рейс и только часам к 12 освобождается. И так по кругу. Не каждый выдержит. Если бы платили побольше, люди охотнее бы шли, – считает Александр Владимирович.

Ещё одна большая проблема – постоянное удорожание топлива. Всю технику, которую можно, предприятие перевело на газ, но это не более 10%. Только с начала 2018 года «дизель», на котором ездят автобусы, подорожал на 18%. И рост цен продолжается. Если на прошлой неделе автоколонна купила тонну за 50 тысяч рублей, то уже на этой за неё же отдали 51 тысячу рублей. Речь идёт о летнем топливе, которое уже в этом месяце придётся заменить зимним. А это совсем другие расценки – 61 тысяча рублей за тонну.

– Сегодня я вынужден покупать топливо всего на 2,5 дня, то есть живу, можно сказать, одним днём. Хотя несколько лет назад топливо приобреталось на неделю-две. Пока даже не представляю, как закупить горючее на новогодние праздники – это же почти две недели, – сокрушается Владимир Юдин. – Мы проанализировали с экономистом: если сравнивать с ноябрем 2015 года, когда и были повышены тарифы, топливо выросло в цене почти на 44%.

Единственной надеждой на спасение ситуации в сфере кемеровских пассажирских перево­зок специалисты считают повышение тарифов. Последний раз в Кемерове стоимость проезда в общественном транспорте поднимали три года назад. Тогда представители транспортных компаний просили, чтобы билеты во всех видах городского транспорта подорожали на 5 – 7 рублей. Однако после долгих обсуждений рост составил всего один рубль. Представители автотранспортных предприятий считают, что проезд в 24 рубля поможет покрыть все долги, справиться с затянувшимся ремонтом машин и повысить заработную плату сотрудникам, что привлечёт новые квалифицированные кадры и поможет выйти из кризиса.