Проект строительства новой жизни

В Рудничном районе Кемерова есть остановка общественного транспорта с лаконичным названием «МЖК». Многим эта аббревиатура совершенно ни о чем не говорит. Между тем в ней заложен глубокий смысл, касающийся недавней истории города.

Собственно говоря, и весь этот район люди называют так же. Те, кто постарше, помнят, что когда-то здесь была трамвайная остановка «Разъезд» на бывшем Горловском шоссе (теперь это проспект Шахтеров). Кемеровчане среднего возраста о таких подробностях уже подзабыли, а для молодежи «МЖК» вообще никак не расшифровывается – у них просто нет вариантов. Разгадку названия понимают некоторые из тех, кому в свое время пришлось поработать в комсомоле. Ну а лучше всего этот термин помнят жители нескольких домов в округе, потому что они сами принадлежали к удивительно счастливой касте эмжековцев…

Новая аббревиатура «МЖК» – молодежный жилой комплекс – стала проникать в речь молодых жителей нашей страны в 70-е годы прошлого века. Правда, поначалу это новое социальное движение оставалось малоизвестным и скорее теоретическим, но к 80-м годам его успех дал широкий резонанс по всей стране. В официальных документах говорится, что проект такого комплекса понимался как способ создания нормальных жилищных и социально-культурно-бытовых условий для молодых семей. Позже были отмечены и иные его роли, приобретенные по ходу внедрения: социально-экономический эксперимент, дав значительные результаты на практике, превратился в настоящую технологию, полезную в условиях искусственной советской экономики. В чем же была суть движения?

В ситуации дефицита

В те годы, конце 60-х – начале 70-х, в сфере жилищного строительства сложился огромный дефицит рабочих кадров, люди не хотели идти трудиться на стройку. Можно было получить землю под строительство, найти готовую проектную документацию, обеспечить процесс необходимыми стройматериалами и механизмами. При этом многие крупные промышленные предприятия имели немалые финансовые ресурсы, предназначенные именно для строительства жилья. И которые они при всем при этом не могли освоить: строительные подрядчики не брались за выполнение обязательств по договорам, понимая, что сил на новые стройки не хватит – в стране и без того процветал долгострой. Возводить дома было некому – укомплектованность специалистами строительных организаций едва достигала 50% от потребности, а кое-где была и меньше.

Но привлекать на предприятия свежие кадры, особенно молодежь, было необходимо, а вот других настоящих стимулов, кроме обеспечения жильем, не существовало. Более того, юноши и девушки даже не могли иметь каких-то видимых перспектив в этом направлении, ведь перед ними в очереди незыб­лемо стояло огромное количество людей, имеющих большой стаж и законные права на получение квартир. Все эти факторы и повлияли на появление такого комсомольско-молодежного движения, которое по факту создавало новую, быструю очередь на построенное своими силами жилье.

Первый МЖК появился в Калининграде Московской области (с 1996 года – наукоград Королев). Силами комсомольско-молодежного строительного отряда, половина бойцов которого была представителями науки, а половина имела рабочие специальности, там построили два высотных дома в виде книжки. МЖК-1 получил премию Ленинского комсомола, одобрение пленума ЦК, затем и съезда ВЛКСМ, а в ЦК КПСС прошло совещание по расширению этой инициативы. Затем начался опыт Свердловска, где комсомольцы-активисты Евгений Королев и Галина Карелова при поддержке Бориса Ельцина, бывшего тогда первым секретарем обкома партии, пробили возможность появления самого крупного в истории страны МЖК. С 1982 года движение МЖК приняло массовый характер – во многих регионах росло количество его сторонников. В Томске, Новосибирске, Архангельске, Ленинграде были сформированы оргкомитеты первых МЖК. Вскоре эта волна дошла и до Кузбасса.

Татьяна Новикова на заседании оргкомитета по строительству молодёжного жилого комплекса, 1984 год.

«Люди строят дом, дом строит Человека»

Эти слова Евгения Королева быстро превратились в лозунг движения МЖК. Лучшие представители советской молодежи убедились в том, что оптимальным способом воспитания настоящего коллективизма становится совместная работа, направленная на построение дальнейшей счастливой жизни. Участие в строительных отрядах превращалось в настоящую школу коммунизма.

Первый в Кузбассе комсо­мольско-молодежный строительный отряд (КМСО) родился в Междуреченске на шахте «Распадская» по инициативе секретаря комсомольской организации А. Вихарева. По договору с трестом «Кузбассгражданстрой-1» 80 его бойцов заложили нулевой цикл жилого дома, выполнив норму выработки на 280%. Правда, качественного перевоплощения КМСО в МЖК в то время еще не произошло.

Продвигать создание МЖК в Кемерове начала Татьяна Новикова, бывшая в то время первым секретарем горкома ВЛКСМ. Она организовала поездку в Свердловск группы комсомольских лидеров для изучения опыта объединения уральских эмжековцев. В составе этого передового отряда исследователей был Олег Масленников, выпускник юридического факультета Кемеровского госуниверситета, первый секретарь Рудничного райкома ВЛКСМ. Ему предстояло возглавить первый в областном центре МЖК «Комсомольский» в качестве председателя организационного комитета. Вот что рассказал Олег Николаевич:

– Тема моего диплома касалась гарантированных способов защиты молодой семьи, в том числе через обеспечение их доступным жильем для стимулирования рождения второго и последующих детей. Этому напрямую соответствовали идеи создания МЖК. Термин «Молодежный жилой комплекс» происходит от слова «жилье», а не «жилище», и потому коренным образом отличается от ЖСК – жилищно-строительного кооператива. В последнем люди платят деньги и ждут жилья, оплачивая стоимость его строительства в рассрочку. В МЖК люди собирались строить всю дальнейшую жизнь, и поэтому их планы сильно расширялись. Нас подхлестнул пример междуреченцев, но вариант получения квартир в разных домах не устраивал. Целью становилось комплексное развитие жилых пространств, когда помимо самих домов обязательно предусматривалось строительство объектов соцкультбыта во всем многообразии. Что нужно молодой семье? Ясли, детский сад, затем школа поблизости, спортивные, клубные и досуговые центры, социальные учреждения, предприятия бытового обслуживания, зоны отдыха и многое другое.

Дома в Ленинском районе, возведенных силами комсомольско-молодёжного строительного отряда, украсила эмблема МЖК «Аист».

Опыт «Комсомольского»

Олег Масленников от имени комсомола обратился к генеральному директору треста «Северокузбассуголь» Георгию Георгиевичу Милехину. «Угольный генерал» поддержал идею и даже выделил двух своих заместителей, которые курировали деятельность созданной организации и помогали ей.

В рамках МЖК «Комсомольский» в 1985 году был создан отряд КМСО-1 из 60 человек: 49 человек с шахты «Северная» и 11 из Ягуновского шахтостроительного управления. Одна часть из них работала в цехах Кемеровского домостроительного комбината, другая – непосредственно на монтаже дома. И в 1986 году, отработав на тот момент всего около девяти месяцев, эти люди получили свое жилье в возведенном с их помощью доме на проспекте Шахтеров, 85«а».

Набрали новый отряд КМСО-2 для строительства дома на улице Институтской, 28, где МЖК имел долевое участие. И с нуля начали строить третий дом на 186 квартир на углу улицы Цимлянской и проспекта Шахтеров. Здесь осуществлялся комплексный подход, о котором мечталось. Были заложены помещения для культурно-оздоровительных целей: плавательный бассейн, женский клуб «Горница», клуб домашнего мастера «Левша». Одновременно в приспособленных помещениях открывали учреждения соцкультбыта – культурно-оздоровительный центр (Шахтеров, 83), шесть спортивных залов, видеосалон – второй в городе по времени возникновения, начало работать кабельное телевидение. Построили гаражный кооператив, создали конно-спортивный клуб в Сосновом бору. Даже остановку городского транспорта умудрились переименовать – для популяризации МЖК!

Говорят, что шахтеры «Северной», временно ставшие строителями, значительно потеряли в заработке, но мечта о собственном комфортном гнездышке грела гораздо сильнее денег. Вспоминает член МЖК «Комсомольский» Сергей Клюев:

– Мне довелось стать участником КМСО-3 в 1988 году. В то время я занимал должность заместителя начальника участка внутришахтного транспорта. «Северная» была высокомеханизированным предприятием, на нашем участке трудилось до 400 человек. Отбор в МЖК был жестким: чтобы попасть туда, нужно было основательно проявить себя в коллективе. Мы постоянно устраивали субботники, приводили в порядок территорию детского санатория «Журавлик», ремонтировали дороги. Но даже, несмотря на выполнение всех требований, порой возникали препятствия. Меня не хотело отпускать с шахты руководство, говорили, должность ответственная, заменить некем. Пришлось идти на прием к директору шахты Евгению Васильевичу Кухаренко и доказывать, что незаменимых нет. Не отпускали, как я помню, и Владимира Шамина. Так он пришел к Кухаренко и чуть не со слезами на глазах говорит: «Отец родной, у меня двое детей, а жилья никакого. Разреши заработать для них квартиру». Только такая просьба и решила дело, вместе мы пошли на целый год работать формовщиками на ЗКПД (завод крупнопанельного домостроения).

И Сергей Клюев, и его товарищи вспоминают ту пору с большим волнением. Говорят, что это было время самых радостных ожиданий, живого интереса к соревнованию в работе. Велся строгий учет результатов каждого в баллах. Именно по ним при сдаче жилья выстраивалась очередь на выбор квартиры. Клюев был сороковым – это позволило ему заселиться в трехкомнатную квартиру площадью 64 квадрата в доме 48«а» на проспекте Шахтеров. Радость всех, особенно детей, была необычайная!

Членство в МЖК

Как уже было сказано, в состав отрядов могли попасть только лучшие из лучших. Отбор велся исключительно из числа молодежи – сначала до 30 лет, потом до 35, с учетом их производственных показателей и дальнейших перспектив. Поскольку финансирование строительства велось предприятиями (в МЖК «Комсомольский» – «Северокузбассуглем»), то кандидат должен был трудиться в одном из подразделений этого треста, хотя определенная квота выделялась и для учителей и врачей района, а также отдельных работников «Кузбассгипрошахта».

Добиваясь права попасть в члены МЖК, каждый кандидат должен был, не оставляя основного места на производстве, не менее года регулярно участвовать в субботниках на стройке. Затем требовалась добросовестная работа непосредственно на строительстве дома или на предприятии, его обслуживающем. В частности, ребята КМСО МЖК «Комсомольский» отливали панели в цехах домостроительного комбината, занимались монтажом зданий и отделкой помещений, проводили инженерные сети и т.д. Во время «кандидатского стажа», проходящего около года, будущие эмжековцы имели возможность освоить строительные специальности – бетонщиков, стропальщиков, монтажников, каменщиков, штукатуров-маляров, сантехников, а в дальнейшем проходили все положенные инструктажи и совершенствовали навыки. В общей сложности в пяти отрядах «Комсомольского» трудились около трехсот человек. А число желающих туда попасть, по словам Олега Масленникова, составляло около тысячи.

Есть примеры по-настоящему ударной работы и на строительстве, и на производстве. Так, Александр Тарачов, группкомсорг знаменитой бригады Булгакова на шахте «Северная», придя со своими коллегами на завод крупнопанельного домостроения формовщиками панелей, стали выдавать план на 450 процентов! Небольшая молодежная команда позволила предприятию избавиться от лодырей, заменив до 600 так называемых «химиков», отбывающих условные сроки наказания, и тех, кто просто проводил здесь время, спасаясь от клейма тунеядцев.

Александр Калашников с 1983 года работал на ЗКПД в цехе подачи инертных материалов. Активный молодой человек был замечен и избран секретарем комсомольской организации завода, а вскоре стал комсоргом в составе еще одного кемеровского МЖК – «Домостроитель».

– Наша первая площадка была в растущем тогда Ленинском районе, ниже кольца. Из огромного количества желающих заработать жилье сформировали три отряда. Организация работы была продуманной и четкой. Составлена цепочка замкнутого цикла: производство бетона, панелей, монтаж, отделка. Лично мне было очень интересно: постоянное соревнование, борьба, прямое подчинение. Впервые на стройке – никакого алкоголизма, никаких прогулов, строжайшая дисциплина. Мы были молодыми и, конечно же, находили время для общения и досуга. В наш МЖК входило до 800 человек. Понятно, что не все присоединялись к общим мероприятиям, но и без этого каждое из них получалось настолько массовым, что сейчас такое и представить трудно.

Плоды социальной идеи

Люди здесь не только знакомились, но и заметно сближались друг с другом. Потом теплые отношения укрепляло проживание в одном доме, совместные спортивные, культурные и досуговые события.

Сергей Анульев, отслужив в армии и окончив институт культуры, пошел работать… на шахту. Причина проста – больше негде было получить жилье. Став комиссаром в оргкомитете (говорит, что поначалу такую должность придумал сам), всерь­ез занялся организацией досуга эмжековцев.

– У меня был опыт, приобретенный и в институте, и на шахте. И в МЖК сделали агитбригаду, которая на раскомандировках между сменами выступала с номерами самодеятельности, с агитками, давала небольшие концерты. Организовали несколько спортивных команд, успешно показали себя в турслетах, привлекали к своей деятельности студентов художественного училища и горного техникума. В 1987 году я стал первым Дедом Морозом в городе, который вышел на площадь к елке и радовал детей и взрослых. Мы проводили субботники по очистке Соснового бора, помогали пожилым людям в частном секторе, ремонтировали игровые площадки в детских садах. Альтруизм? Не знаю. Но хотелось быть вместе, жить и работать в полную силу, принося пользу. Эти дела превращали коллектив в большую, умную, добрую и деятельную семью. Было здорово!

«Большая семья» влияла и на рост «ячеек общества». Срабатывал принцип, применявшийся к выделяемой квартире для молодой семьи, касающийся ее площади и количества комнат. Подход кажется несправедливым, учитывая, что работали-то одинаково, а квартиры получали по фактическому составу семьи. Но организаторы МЖК настаивают на том, что и в этом был особый смысл.

– Вы не представляете, как в семьях эмжековцев увеличилась рождаемость, – вспоминает Олег Масленников. – И это начиналось уже на этапе соревнования за то, чтобы попасть в строительную бригаду! А к окончанию работы семьи успевали по двое детей родить. Все знали правило, согласно которому размер бесплатного жилья был пропорционален составу семьи. В МЖК мог вступить и холостяк, но ему сразу говорили: «Пока тебя только однокомнатная ждет, но все в твоих руках!» А оргкомитет, несмотря на то, что советские органы морщились, говоря, что так не положено, принимал даже справки из женской консультации: беременная на определенном месяце, значит, учитывается наличие еще одного ребенка.

О других спорных моментах поведал Александр Плебух, возглавлявший штаб МЖК от обкома ВЛКСМ и ставший потом президентом АО «МЖК-Кузбасс»:

– Нам пришлось во многом ломать психологию руководства на разных уровнях. Нередко высказывались мнения о том, что мы создаем нездоровую ситуацию, нарушая сложившуюся очередность получения жилья. Говорили, что МЖК, придя в систему строительства и распределения жилья, отберет квартиры у законных очередников, что может привести к социальному столк­новению. Но мы доказывали свою правоту. Наше движение давало возможность квалифицированным рабочим и инженерам в короткие сроки получить жилье и закрепиться на производстве – тем более, что это происходило благодаря их же усилиям. Это ничуть не нарушало планы тех, кто был готов ждать квартиры по 10 – 15 лет – все равно они бы не построились быстрее. И нам удалось доказать, что МЖК – это новая, альтернативная очередь.

…К 92-му году, когда стало понятно, что идея МЖК рушится из-за отсутствия финансирования проектов, новые наборы в отряды, как и обещания бесплатного жилья, прекратились. МЖК, как организации, не имеющие законного организационно-правового статуса, перестали существовать, а редкие попытки перевести их в товарищества собственников жилья почему-то не удались. Молодежное движение ушло в историю. Историю, которой можно гордиться.