По генеральному плану

В 1950-е на месте старых «нахаловок» стали вырастать современные многоэтажные дома.

Прослеживая эволюцию Кемерова по архитектурным образцам, хочется представить и те планы, по которым город строился и рос.

Насколько далеко в будущее уходили планы зодчих, кто создавал и утверждал концепции развития, когда появился первый генплан города и как он формируется сейчас? За ответами на эти вопросы мы обратились к Олегу Ражеву, занимавшему в двухтысячных годах пост главного архитектора города, ныне являющегося главным архитектором ХК «СДС».

– Олег Геннадьевич, давайте сначала разберёмся в том, кто такой главный архитектор города и чем он должен заниматься.

– Это представитель администрации города, возглавляющий соответствующий орган. В разные времена он мог по-разному называться, его основной задачей является исполнение генерального плана города. Он обязан отслеживать и контролировать все происходящие процессы и содействовать всем организационным вопросам в этой области. Сейчас в Кемерове этим занимается коллектив управления архитектуры и градостроительства.

Любой населённый пункт, а особенно крупный город, – это очень сложный хозяйственно-градостроительный механизм, в котором ежесекундно происходят какие-то изменения. И чтобы эта огромная «коммунальная квартира», населённая сотнями тысяч жителей, нормально исполняла свои функции, должны быть установлены определённые законы и созданы технологии, обеспечивающие их выполнение. Должны работать инженерные сети, чтобы у людей были нормальные условия жизни, по соответствующим маршрутам должен ездить общественный транспорт, а для этого городские магистрали должны соответствовать всем требованиям, и так далее. Основным документом, определяющим деятельность главного архитектора или того органа, который отвечает за это, является Градостроительный кодекс, который подчиняет себе все другие нормативные документы или законодательные акты различных ведомств, касающиеся городского строительства и содержания городского хозяйства. В этом году мы отмечали 75-летие управления архитектуры и градостроительства. Должность главного архитектора возникла одновременно с присвоением Щегловску статуса города, то есть в 1918 году.

Ражев Олег Геннадьевич, главный архитектор города Кемерово (2001 – 2007 гг.).

– То есть суть работы главного архитектора скорее адми­нистративно-техническая, а вовсе не творческая?

– Именно так, администра­тивно-регулировочная. В первую очередь здесь надо быть градостроителем, а это отдельная специальность. Конечно, у главного архитектора были и другие дополнительные функции, но широко распространённое мнение о том, что главный архитектор должен заботиться о красоте города, чтобы здания создавали гармоничные ансамбли, ошибочно. Это далеко не главное в деятельности этого специалиста. Это авторская задача архитекторов-градостроителей, которые творят новый облик города, согласовывая изменения с градостроительным советом. На сегодняшний день в Кемерове, как и во многих других городах, должности главного архитектора нет, и все его функции возложены на начальника управления архитектуры и градостроительства.

– И уже они и создают архитектурные ансамбли?

– Конечно. В ансамблевости, которая наиболее присуща Центральному району, следует выделить два значимых аспекта. Первый – это обращение к принципам и традициям замечательной русской архитектуры: Москвы, городов Золотого кольца России, Питера. И второе – возврат в определённый период к элементам барокко и эклектизма. И надо сказать, что эти постройки сегодня никого не разочаровывают, а наоборот, радуют красотой, прорисованностью форм и теплотой цветовых решений.

– Кто из главных архитекторов Кемерова наиболее запомнился лично Вам?

– Я в первую очередь назову имя нашего замечательного архитектора Владимира Алексе­евича Сурикова, который занимал эту должность в шестидесятых годах. Я был знаком с ним, хорошо знаю его творчество и считаю достойнейшим человеком и прекрасным специалистом. Это человек, который в своё время настаивал на планировочном векторе развития города. Он был противником хаотичного строительства и видел генеральный план города как комплекс хозяйственных мероприятий, которые необходимо выполнить, чтобы технически обеспечить каждую территорию для строительства и дальнейшего проживания, включая сети, дороги, озеленение, благоустройство. И в этом его большая заслуга. Убедиться можно на примере проекта улицы Весенней от Советского проспекта до площади Волкова. И это ещё не говоря о его авторских проектах – здания облбиблиотеки, реконструкции госбанка, колоннады на входе в городской парк.

Отправной точкой формирования планировки города стало местоположение коксохимзавода, который в производстве использовал уголь, добываемый на правом берегу. Завод поставили напротив источника угледобычи – шахты «Центральная», соединив эти предприятия через реку с помощью канатной дороги.

Ещё я, конечно же, назову и поныне живущего Владимира Дмитриевича Полтавцева, который дважды был главным архитектором – в 70-х – 80-х годах, а затем и в 90-х. Это прекрасный градостроитель, который на протяжении долгих лет напрямую занимался выполнением генерального плана города. Собственно говоря, именно при Владимире Дмитриевиче был принят генплан 1972 года, и сегодня мы продолжаем жить по нему – и в центральной части города, и на периферии.

– А с какого момента мы вообще можем говорить о наличии генерального плана города? Или хотя бы об отдельных схемах его перспективного развития?

– Современное понятие о генплане и его конкретное определение содержатся в Градостроительном кодексе РФ. А с исторической точки зрения мы можем вспомнить даже несколько планов развития города. Это план архитектора П.А. Парамонова 1918 года с разбивкой улиц по типу города-сада; планы социалистического города Щегловска Эрнста Мая 1931 года, предусматривавшие в противовес кварталам строчную меридиональную застройку. Но далеко не всем задумкам было суждено сбыться. Так, по знаменитому плану Мая в нашем городе построено только четыре дома в стиле конструктивизма – два из них на улице Ермака, ещё два – на Арочной. Гораздо большее влияние на фактический рост города и застройку оказало его промышленное развитие.

– Можно обрисовать его принципиальную структуру?

– Она вполне понятна. Отправной точкой стало местоположение коксохимзавода, который в производстве использовал уголь, добываемый на правом берегу. То есть завод поставили напротив источника угледобычи – шахты «Центральная», соединив эти предприятия через реку с помощью канатной дороги. На правом берегу начал своё строительство сначала «КОПИКУЗ», а затем АИК, а вокруг коксохимзавода на левом стали возникать «нахаловки», где селились рабочие с семьями. Всё это расширялось в обе стороны. Взяв за основу этот естественный процесс, и верстали планы города. Дальнейшую застройку определял рост Кемеровской ГРЭС. Центральной стала улица Островского, на которой располагались больница, госбанк, исполком. Но эту деятельность обрубила война. В Кемерово хлынул поток эвакуированных предприятий, стремительно вырос Кировский район, даже в центре города размещали заводы, и, конечно, ни о каком перспективном планировании речь просто не шла, застройка продолжалась достаточно хаотично, генерального плана города так и не существовало.

– Когда же он всё-таки по­явился?

– Генплан как юридический документ, регламентирующий градостроительную деятельность, насчитывает сотни страниц. Это исходные данные, анализ прежних проектных решений, множество чертежей опорных планов, прогноз факторов, влияющих на будущее города, и, наконец, их квинтэссенция – чертежи планировочной структуры города и её элементов. Поэтому работа над ним идёт годами. В 1963 году вышло постановление о проектировании генерального плана Кемерова. Разработано несколько его вариантов. В конечном итоге генплан был утверждён Совмином в 1972 году, до этого пользовались отдельными локальными планами. По законодательству того периода срок действия документа составлял 25 лет, он предусматривал проживание в областном центре 650 тысяч жителей. В 1993 году начали заниматься корректировкой генплана, которая была утверждена в 1997 году. К сожалению, прежний генплан не предлагал кардинальных решений основных проблем планировочной структуры города.

– Продолжается ли развитие генерального плана сейчас, и если да, то в каком направлении?

– В 2010 году мы сменили проектировщика. Ранее им являлся московский институт градостроительства Гипрогор, который в 1993-м и 1997-м годах проводил корректировки генплана. Но, увидев очень интересный генеральный план Калининграда, который создал Санкт-Петербургский институт урбанистики, мы сделали выбор в его пользу. Хорошие контакты у нас и с томскими проектировщиками. Большой проблемой Кемерова сегодня является его «лучевая» схема, при которой движение транспорта из района в район проходит через центр. Выходом может стать принцип развития Москвы, с переходом к формированию радиально-кольцевой схемы движения транспорта, которая смогла бы использовать два радиальных кольца. Если удастся это осуществить, то транспортные сложности будут устранены.

Сегодня расчётный срок генплана сокращён до 15 лет, и это правильно, поскольку темпы современной жизни сильно выросли, и вносить коррективы, соответствующие времени, приходится чаще. Текущий генеральный план был принят в 2010 году, в 2015-м проводилась его актуализация. Все градостроительные решения этого обновлённого генплана соответствуют сегодняшнему направлению народно-хозяйственной деятельности в городе Кемерово. В составе документа есть отдельные отраслевые схемы – по развитию дорог, к примеру, или водопровода, а также весьма важная схема развития жилищно-гражданского строительства или селитебных районов, которая рассчитана на период до 2030 года.

Главные архитекторы города Кемерово

Управление главного архитектора города было образовано в 1940 году.
Кривцов Владимир Иванович – с 1947 года.
Кузнецов – нет данных.
Танаков Леонид Яковлевич – нет данных.
Кокунин Николай Иванович – 1950 – 1962 гг.
Суриков Владимир Алексеевич – 1962 – 1973 гг.
Полтавцев Владимир Дмитриевич – 1973 – 1986 гг.
Климов Александр Иванович – 1986 – 1988 гг.
Кошкин Валентин Павлович – 1989 – 1990 гг.
Полтавцев Владимир Дмитриевич – 1990 – 2001 гг.
Ражев Олег Геннадьевич – 2001 – 2007 гг.